ru
en
Личный кабинет

8 800 250 7015
Бесплатный звонок по России

8 495 228 7015
Для звонков по Москве

/
/
«Если что "Роснефти" и нужно, то деньги». Что стоит за претензиями компании к АФК «Система» Евтушенкова?

Мы в СМИ

«Если что "Роснефти" и нужно, то деньги». Что стоит за претензиями компании к АФК «Система» Евтушенкова?

13 июля 2017, 10:53:00

«Если что "Роснефти" и нужно, то деньги». Что стоит за претензиями компании к АФК «Система» Евтушенкова?

«Роснефть» требует от АФК «Системы» возместить ущерб, который компания якобы нанесла «Башнефти» при ее реорганизации. Произошло это, по версии «Роснефти», перед тем, как к ней перешел контрольный пакет акций нефтяной компании. Ущерб оценивается в 170,6 млрд руб. (50% акций «Башнефти», купленных «Роснефтью» у государства после их изъятия у АФК «Система» и национализации, стоили 329 млрд руб.). Поэтому «Роснефть» через суд арестовала имущество АФК «Система» на 170,6 млрд руб. «Система» Владимира Евтушенкова оспаривает оценку стоимости активов, как и сам арест. «Роснефть» же объясняет арест опасениями того, что ответчик продаст активы до решения спора по «Башнефти». Под арестом оказались акции МТС, сети клиник «Медси» и Башкирской электросетевой компании (БЭСК). Насколько претензии «Роснефти» обоснованы и можно ли было при реорганизации нанести ущерб в половину стоимости пакета акций? Выглядит ли это так, что «Роснефть» собирается расширить бизнес и получить долю в МТС и других активах «Системы»? Есть ли у компании Евтушенкова хорошие варианты исхода разбирательства с «Роснефтью»? Как общая ситуация сказывается на инвестиционном климате России, который, как считает «Роснефть», она улучшает?

Алексей Калачев, эксперт-аналитик АО «ФИНАМ»: Не думаю, что «Роснефть» преследует цель захватить непрофильные для себя активы «Системы». Может быть для кого-то другого, но это уж слишком конспирологическая версия, чтобы тратить время на ее обсуждение. Скорее, этим иском «Роснефть» пытается «отбить» часть затрат на приобретение «Башнефти», воспользовавшись формальным поводом, найденным ее юристами, а также уязвимостью «Системы», не располагающей таким уровнем административного ресурса, каким располагает руководство «Роснефти».

Определение ущерба, якобы полученного «Роснефтью», не выглядит убедительным. Я уж не говорю о дополнительной переоценке этого ущерба на 60% из-за падения курса рубля. Но вот вопрос, а если бы «Система» не проводила реорганизацию или оптимизацию принадлежавших ей тогда активов «Башнефти», значит ли это, что «Роснефть» бы при покупке «Башнефти» затратила бы на ее приобретение сумму на 170 млрд руб. больше? Или нет, она рассчитывала получить дополнительную выгоду, недоплатив эту сумму? В чем ущерб?

Еще один вопрос. В апреле 2009 года АФК «Система» приобрела контрольные пакеты акций башкирских предприятий за 2,5 млрд долларов, а после центром их консолидации стала «Башнефть». Когда в 2014 году акции «Башнефти» были изъяты со счетов «Системы» и переданы в госсобственность, разве «Системе» вернули потраченные на покупку средства?

Несмотря на все эти вопросы, которые, на мой взгляд, имеют большее право быть заданными, чем претензия «Роснефти» на 170 млрд руб., шансов у «Системы» защититься в суде ничтожно мало. И та легкость, с которой вынесено решение об аресте акций в качестве обеспечительной меры, подтверждают призрачность этих шансов. Скорее всего «Системе» придется отдать эти деньги, даже если придется залезать в долги и мобилизовать доходы дочерних компаний.

Арест акций МТС влияет на падение котировок компании, но не сказывается на ее операционной деятельности. Худшее, что могло бы произойти с мобильным оператором, если акции будут окончательно изъяты, а затем проданы конкурентам. Однако вероятность такого сценария крайне низка.

Скандалы подобного рода, связанные с арестом имущества, никак не могут способствовать улучшению инвестиционного климата в стране и высокой его оценке со стороны инвесторов. Особенно когда происходит пересмотр задним числом проведенной реорганизации предприятия, находившегося в собственности, к которой в то время не было претензий. Как можно затевать какую ни было оптимизацию бизнеса, если этот прецедент говорит о том, что в будущем можно будет предъявить претензии.

Дмитрий Лукашов, аналитик IFC Markets: По моему мнению, цель «Роснефти» очевидна. Компания стремится выиграть судебный иск и получить более 170 млрд руб. Это весьма большие деньги, сопоставимые с чистой прибылью «Роснефти» за прошлый год по МСФО, которая составила 181 млрд руб. В долларах сумма иска даже немного превышает чистую прибыль. Оценить суть дела может только суд. Тем не менее, я полагаю, что вряд ли «Роснефть» заинтересована в получении контроля над какой-то собственностью АФК «Системы». Скорее всего, ее интересует наличность. Соответственно, аресту были подвергнуты самые ликвидные активы.

На данном этапе сложно сказать, кто выйдет победителем в суде. В любом случае я пока не ожидаю каких-либо негативных последствий для МТС и изменения ее дивидендной политики. Скорее наоборот. «Роснефть» заявила, что арест акций МТС был призван предотвратить их продажу. Вот, теперь представьте, если бы такая «гипотетическая, внезапная продажа» действительно случилась. Скорее всего, она прошла бы по цене заметно ниже рынка, и это могло бы обрушить котировки МТС.

Я полагаю, что, вне зависимости от решения суда, данная ситуация оказала скорее негативное влияние на российский инвестиционный климат. При этом сам факт цивилизованного судебного разбирательства частично его ослабил. Остается надеяться, что оно будет открытым, честным и беспристрастным.

Роман Паршин, генеральный директор ИК «ФОРУМ»: В этом деле сложно найти правую сторону, если посмотреть детально на исковые документы и смысл взаимных претензий, то все сводится к тому, что «Роснефть» полагает, что предыдущий собственник «Башнефти» должен компенсировать компании вложения, которые за последний год сделала «Роснефть» для того, чтобы привести «Башнефть» в полезный для себя актив. Однако если вспомнить всю предысторию того, как именно приватизировалась «Башнефть», и то при каких обстоятельствах ее выводили из АФК «Система», можно также задуматься: а не выглядит ли это определенным давлением на весь бизнес Евтушенко.

Что касается оценок обвинения со стороны «Роснефти», то, как известно, по ее мнению, в результате реорганизации компании в 2014 году «Башнефть», понесла колоссальные убытки в размере 170,6 млрд руб. по причине реорганизации компании. Якобы из-за присоединения «Башнефть-Инвеста» к «Башнефти» возникли финансовые потери, и ряд сотрудников догадывались о таких последствиях, но ничего не предприняли для устранения последствий. Соответственно, это, по мнению представителей «Роснефти», и должно стать аргументом для победы в суде. Между тем быстрого разбирательства не получилось, поэтому определить, когда дело закончится, пока невозможно. Действия «Роснефти» я бы оценил, как крайне последовательные и бескомпромиссные к оппоненту. Используются все способы, чтобы доказать причастность менеджмента компании к ряду ошибок: использование в качестве доказательства фрагментов переписки сотрудников – одно из доказательств того, что на войне хороши все средства. Однако законность использования этой рабочей переписки тоже ставится под большой вопрос – поэтому, как известно «Система» сейчас оспаривает законность нотариального осмотра переписки – узнать, так это или нет, к слову, мы сможем уже 10 июля в Замоскворецком суде.

Между тем, на мой взгляд, нет оснований полагать, что «Роснефть» своими действиями хочет лишить «Систему» части бизнеса. МТС, электроэнергетический сектор и медицинский бизнес – довольно разные по специфике активы, они не вписываются в концепцию бизнеса нефтяной компании. Тем более что тогда это вызовет большой резонанс в деловом сообществе и вызовет новый большой информационный шум вокруг фигуры господина Сечина.

Выйти из этого спора АФК «Системе» без последствий уже не получится, очевидно, что каким бы ни было решение суда – репутация компании и ее брендов уже частично пострадала, это хорошо видно из капитализации компании, так за время спора она снизилась на 150 млрд руб. Что касается ситуации с арестованными активами, то сложно сказать, получится ли полностью снять арест с акций, тут скорее вопрос лежит в юридической плоскости, но можно предположить – что оценка активов, на которые претендует «Роснефть» явно выше, чем рассчитал истец. Напомним, что сума претензий «Роснефти» равна 170,6 млрд руб., однако по подсчетам ответчиков активов она пытается арестовать на 250 млрд руб., но даже если суд не примет такие аргументы, то в любом случае более близкая оценка к реальности все равно превышает то, на что рассчитывает «Роснефть» – арестованное имущество как минимум на 65 млрд руб. превышает оценку «Роснефти» в 185 млрд руб.

Не стоит все проблемы низкой привлекательности российского рынка для зарубежных инвесторов связывать с действиями «Роснефти», основные проблемы все же кроются в западных санкциях, высокой зависимости экономики от стоимости барреля, и в несбывшихся прогнозах о сближении российского и американского лидеров после победы последнего на выборах в ноябре 2016 года. То есть в целом то, что мы сейчас наблюдаем, совокупный результат, который был очевиден для большинства наблюдателей еще давно. «Роснефть» лишь усугубила отток капитала из российских активов – в общей сложности только за 4 месяца инвесторы вывели более 1,6 млрд долларов. Интересно, что утекают эти средства в активы преимущественно развивающихся стран, больше всего в страны-члены БРИК.

Данное разбирательство, где в ход идут разного рода попытки обвинить крупнейший в стране бизнес в халатности и безответственности, а также использование в споре поддержки третьих лиц, в том числе и попытки привлечь внимание государства, говорит о том, что в России все еще нет единой бизнес культуры и опыта предотвращения подобных споров за закрытыми дверями. По сути, все эти вопросы можно было бы урегулировать без такой широкой огласки в СМИ, это бы сохранило лицо обоим участникам.

Сергей Королев, аналитик «Алор Брокер»: Исходя из комментариев представителей «Роснефти», цель последней позаботиться об обеспечении своих интересов, а именно 106,6 (затем до 170,6) млрд руб. Сумма включала в себя 57,2 млрд за потерю акций «Системы-Инвест», 36,9 млрд руб. долга «Башнефти» и 12,5 млрд руб. расходов, понесенных на выкуп акций компании у миноритариев. При этом 36,9 млрд руб. составляла передача «Башнефти» в качестве пассива долга «Системы –Ивест» перед самой НК и еще 12,5 млрд руб. – расходы на обязательный выкуп акций у миноритариев, несогласных с условиями реорганизации «Башнефти». «Роснефть» четко заявляет, что меры по аресту являются исключительно гарантией и ни о каком давлении речи быть не может.

Чем закончиться это громкое дело, до конца не ясно, так как эскалация конфликта продолжается. Ясно одно – в случае победы «Роснефти» у компании в портфеле могут появиться новые активы – МТС, «Медси». Каков исход будет хорошим для обеих сторон, сказать очень трудно, так как у одной стороны есть имущественная претензия, а другой необходимо ее удовлетворять. Стратегия компании МТС и ее менеджмент, конечно, могут измениться, но не стоит основательно беспокоиться о судьбе оператора, так как в любом случае абоненты будут получать услуги, а МТС функционировать.

Общая ситуация на инвестиционном климате России неоднозначная, так как санкции сильно мешают международным инвесторам вкладывать деньги в бизнес на территории России. Мало того, внутри страны тоже не так все просто – ситуация с «Роснефтью» и АФК системой тому пример, и все же, то, что все действия совершаются через российский суд строго в рамках правового поля – гарантирует строгость закона для институциональных инвесторов в нашей стране.

Сергей Звенигородский, начальник отдела розничных продаж УК «СОЛИД Менеджмент»: При реорганизации всегда сложно определить полную стоимость перевода активов и средств, неизбежно часть теряется, поэтому подозрения «Роснефти» обоснованы. Размер претензий составляет всю недостающую сумму при оценке активов после покупки, что уже не является обоснованным, но решение по претензии и размеру выплат примет суд. К сожалению, как и у всех крупных компаний, у «Башнефти» были непрозрачные операции, как и у «Системы», поэтому суд не будет простым. Наиболее оптимальным решением станет досудебное урегулирование, когда обе стороны оценят реальный ущерб и произведут расчет. Скорее всего, давление со стороны «Роснефти» продолжается из-за желания усадить «Систему» за стол переговоров и создать наилучшие условия для торгов. В любом случае «Система» теряет серьезные деньги, и их объем зависит от скорости противодействия и поиска совместного решения. Для МТС на данный момент потери от этого дела несущественны, а снижение рыночной стоимости по большей мере происходит из-за фиксации прибыли иностранных инвесторов, поэтому ее деятельность в ближайший год не изменится. Что касается «инвестиционного климата», то для специалистов климат является хорошим, если в нем можно хорошо заработать, остальные возможности инвестирования и эмоции так и останутся таковыми. Бизнес работает в любых условиях, невзирая ни на что. Чем больше коррупция, тем специфичнее решения, но говорить о трудностях не стоит, поскольку бизнес работает по разным схемам и если не работает одна, он работает по другой, а не ждет исправления ситуации от правительства (если не может поменять своим лобби). Что касается разбирательства между двумя крупными компаниями внутри России, то они не только показывают внутреннюю «кухню» решений по таким делам, но и позволяют регулятору, инвесторам, а также другим крупным компаниям накопить опыт и иметь наработки по их разрешению. Компании работают здесь и сейчас, они не могут подождать, пока появится самый честный суд, исчезнет бюрократия и придут деньги на развитие в нужном объеме. Все, кто принял условия, работают и зарабатывают – слияниями, поглощениями созданием новых активов или продажей старых. «Роснефть» имеет свой опыт развития и пользуется им, о чем знают все заинтересованные лица. Именно поэтому работать в стране можно и нужно, но только принимая и творчески обрабатывая опыт взаимодействия в этой среде.

Дмитрий Журавлев, директор Института региональных проблем: Можно ли нанести значительный ущерб при реорганизации? Можно. Нанесла ли АФК «Система» «Башнефти» такой ущерб – пусть в этом разбирается суд. Трудно говорить за других, но думаю, что «Роснефти» сейчас не до МТС, у них своих забот хватает. Думается, если что «Роснефти» и нужно, то не МТС, а деньги.

Чем закончится судебное разбирательство, знает только суд. Но раз арест наложен, то как минимум одна судебная инстанция считает претензии «Роснефти» обоснованными. Так что, скорее всего, «Роснефть» победит в этом споре.

Уверенность «Роснефти» понятна, если компания права и справедливость будет восстановлена, то это теоретически должно повысить инвестиционную привлекательность страны.

Только на Западе ситуация рассматривается совершенно с другой точки зрения. Для Запада важно, что «Роснефть» является государственной компанией. Поэтому происходящее рассматривается не как спор двух хозяйствующих субъектов, а как атака государства на бизнес. А подобные атаки очень пугают инвесторов. Так что фактически восприятие инвестиционного климата в России ухудшится.

Наталья Мильчакова, замдиректора-аналитического департамента «Альпари»: Полагаем, что у «Роснефти» другие цели, чем приобретение в собственность активов «Системы». АФК «Система» в настоящее время не владеет нефтяными активами, все остальные активы являются для «Роснефти» непрофильным бизнесом. Цель «Роснефти» в данном случае – не допустить нового вывода активов из холдинга, чтобы при реорганизации ей не был нанесен ущерб. Арест одного из самых ценных активов «Системы» (акций МТС), на наш взгляд, направлен именно на защиту интересов «Роснефти» как истца в суде.

Мы полагаем, что судебная тяжба будет длительной, возможно, она будет длиться весь год, если не больше. Исход предсказать сложно, хотя некоторые заранее делают ставку на «Роснефть», но мы полагаем, что не нужно заранее делать поспешных выводов. У «Роснефти» есть мощный административный ресурс, но нельзя сказать, что такой мощный холдинг, как «Система», тоже не имеет возможностей отстоять свое видение на эту проблему в суде. На операционной деятельности и капитализации МТС арест ее акций никак не скажется. Скорее на капитализации негативно сказался бы не арест акций, а продажа крупным акционером своего пакета акций в рынок. Наиболее вероятным исходом судебного процесса в данный момент представляется выплата компенсации «Системой» «Роснефти». По крайней мере, такой исход мог бы устроить всех. Мы не считаем, что ситуация негативно скажется на инвестиционном климате в России. Для крупных инвесторов в реальный сектор важна стабильность рубля и макроэкономические показатели страны, а к тому, что в России у некоторых олигархов периодически возникают проблемы, уже все привыкли.

Источник: http://kapital-rus.ru/articles/article/esli_chto_rosnefti_i_nujno_to_dengi_chto_stoit_za_pretenziyami_kompanii_k_a/

Назад

Если вас заинтересовали наши продукты, и Вы хотите получить более подробную информацию, свяжитесь с нашими консультантами любым удобным для Вас способом:

8 800 250 7015
Бесплатный звонок по России

8 495 228 7015
Для звонков по Москве

Вы получите бесплатную финансовую консультацию по всем нашим продуктам

8 800 250 7015
Бесплатный звонок по России

8 495 228 7015
Для звонков по Москве